Иван Маштаков: Социальное неблагополучие не передается по наследству


Нынешний год можно назвать кульминационным годом демографической политики за последние четверть века. Перечень социальных выплат при рождении и усыновлении детей обновился и расширился. При этом преимущественное право на получение новых социальных пособий имеют семьи с ограниченным достатком. Отсюда появились опасения по поводу того, что стимулирование рождаемости в ближайшие годы приведет к увеличению социального сиротства. Если эти опасения все же подтвердятся, как изменится роль социально-реабилитационных учреждений в укреплении института семьи?

— Будучи главой большого семейства, уверенно заявляю, что на рождение детей влияет взаимоотношение между супругами, их уверенность в перспективности своих чувств, – говорит Иван Павлович Маштаков, директор Можгинского реабилитационного центра для несовершеннолетних. – Если супруги «вместе в горе и в радости, в богатстве и в бедности, в болезни и в здравии», то детей воспитают, каким бы скудным не был их семейный бюджет. Главное – крепкая семья, а социальные пособия (я вовсе не говорю про их ненужность) всего лишь страховка от «трудной жизненной ситуации».

— Что вы скажете про те истории, когда «трудные жизненные ситуации» возникают уже на этапе беременности? В конце января на официальном сайте Министерства социальной политики и труда УР опубликован приказ, затрагивающий интересы одиноких беременных женщин, оказавшихся в затруднении. Социальные службы предлагают помощь, но нет ли риска заводить детей, когда нет надёжного супруга и у самой одинокой женщины материальное положение шаткое?

— Рожать ребёнка, будучи одинокой, «для себя» или ждать встречи со спутником жизни – здесь решение принимать женщинам самим. Для меня бесспорно лишь то, что ребёнку лучше воспитываться в полной семье, когда в его становлении одинаковое участие принимают папа и мама, когда он ежедневно наблюдает и оценивает поведение мужчины и женщины. Если ребенок лишён возможности критично примерять на себя разные поведенческие модели, он может выбрать ошибочный тип поведения. Особенно это чревато, когда сыновей воспитывают одинокие матери.
К тому же доходы женщин уступают доходам мужчин. Неравность в оплате женского и мужского труда имеет место быть. Как следствие – проблемы с оплатой первоочередных нужд семьи. В последнее время в числе причин, которые приводят детей в реабилитационный центр, стала невозможность погасить счета за коммунальные услуги. В лучшем случае до отключения от подачи энергоносителей мама выезжает на заработки в другие регионы и оставляет ребенка на попечение сотрудников нашего учреждения. За помощью во временном проживании обратиться может каждый, у кого возникла такая необходимость. Дети, достигшие 14 лет, могут прийти самостоятельно.

По пути родителей

— Иван Павлович, при каких ситуациях вы чаще принимаете детей? Какие проблемы испытывают их родители? И можно ли семью назвать полной, когда один из родителей постоянно находится на заработках?

— Сейчас принимаем всех, кто нуждается во временной опеке. К таким ситуациям можно отнести случаи, когда единственный родитель заболел и проходит лечение в стационаре или уехал на заработки. При таких обстоятельствах, как правило, за детьми присмотреть просят сами родители. Если же родители не хотят признавать явного неблагополучия в семейном быту, то разместить детей для временного проживания в центре их убеждают специалисты самого центра, органов опеки и полиции. Как правило, это происходит в тех случаях, когда родители самоустраняются от воспитания и когда налицо социальное неблагополучие семьи: алкоголизм, отсутствие постоянной работы, невозможность оплатить коммунальные услуги.
Зависимость от алкоголя – главная причина, которая приводит родителей к проблемам в воспитании. Ещё нужно назвать отсутствие примера полноценных семейных отношений, с которым нынешние родители могли столкнуться в детстве. Сейчас к нам поступают дети тех родителей, чьё детство прошло в интернатах, детских домах или частично – в подобных нашему социальных учреждениях. В том числе есть дети тех детей, которых мы содержали в первые годы после организации учреждения.

— Выходит, социальное неблагополучие неизбежно передаётся по наследству?

— Не стану утверждать этого категорично. На недавний юбилей центра, организованного 20 лет назад и носившего название «приют для несовершеннолетних», пришло много наших прежних воспитанников. В том числе – иногородних. Были они со своими детьми, рассказывали о своей жизни и говорили, что складывается она благополучно потому, что в трудный, переломный момент им оказали здесь помощь и дали правильный жизненный вектор.

Причины, приводящие к неблагополучию конкретной семьи, для каждого времени свои. 20 лет назад этими причинами в основном становились массовая безработица и неверно растолкованный гражданами либерализм. Сейчас косвенным признаком семейного неблагополучия часто становится работа вахтенным методом. Родители-вахтовики своих детей постоянно не воспитывают, и, вернувшись с заработков, что случается нередко, еще и ударяются в пьянство. Что видит ребёнок в такой семье? Вначале папы долго нет, а потом он долго пьяный. Такую модель поведения, став взрослым, он, скорее всего, и повторит в своей семье. Вот чтобы этого не случилось, работают центры, подобные нашему: дети в тепле и заботе, родители – в поиске верного пути.

За те полгода, пока дети проживают в центре, у родителей есть возможность трудоустроиться, обучиться новой специальности, пройти курс лечения от алкоголизма, навести порядок в доме. В советское время для социально-неприспособленных граждан вполне эффективно работали лечебно-трудовые профилактории. Сейчас подобных учреждений нет. А родителям самостоятельно трудно пройти перезагрузку. Если их ребенок попадает в новую среду, то сами они остаются в прежней. У них есть мотивация – вернуть детей, но соблазнов еще больше. Поэтому применяющаяся мера к родителям редко оказывается эффективной, и их замкнутый круг взрослых проблем остаётся неразорванным.

Настрой на иждивенчество

— Иван Павлович, трудоустройство в ряду мер реабилитационной программы для родителей вы ставите на первое место. Разве с трудоустройством возникают сложности – вакансии всегда можно подобрать на том же сайте Центра занятости.

— Да, и наши сотрудники им помогают это сделать. Но оплата труда по этим вакансиям преимущественно равняется МРОТу. За такие деньги не каждый горит желанием ежедневно ходить на работу. Хотя, находясь дома, человек не получает и этих денег. При этом всё больше теряет социальную интеграцию.
Провоцируют родителей избегать трудоустройства и некоторые виды социальных выплат, применяющихся в том случае, когда взрослый работы не имеет. Это укореняет иждивенческие настроения, которые в конечном итоге становятся образом жизни. Возьмём, например, новое социальное пособие на первенцев. Замечательно, что семья получает от государства помощь при рождении ребёнка. Но почему при этом она непременно должна находиться в числе нуждающихся? Чем хуже та семья, где доходы чуточку выше? Не может ли это привести к тому, что родители предпочтут не искать более оплачиваемую работу, не повышать уровень профмастерства, посчитав, что нуждающимися оставаться проще? Пособиями надо стимулировать успешность, а не иждивенчество.

Не упустить время

— Вернемся к детям. Семейная политика нацелена на то, чтобы ребёнок оставался в семье – родной или приёмной. Насколько велики шансы у социальных сирот обрести приёмную семью, и как их оградить от пьющих родителей?

— В приемные семьи детей помещают в том случае, если родных родителей лишили родительских прав. На этом же основании детей направляют в детские дома. С большей охотой приемные родители забирают малышей. Подростков принимать боятся, потому что имеют дело с уже сформировавшимся характером. А с этим могут не справиться даже родственники. Был у нас такой пример. Бабушка оформила опеку над внучкой и через какое-то время от нее отказалась – не справилась с воспитанием. Время оказалось упущенным.

Если семья неблагополучная, надо действовать без промедления. Ведь есть семьи, где родители пьют не просыхая. Желательно принимать меры до исполнения ребенку 5 лет. В этом случае его проще устроить в новую семью, ему легче адаптироваться к новым правилам, больше шансов воспитать из него человека с достаточным уровнем социальной ответственности.

Также на ранней стадии, пока не наступила точка невозврата, можно вразумить пьющих родителей. И действовать нужно не только социальным работникам. Они не имеют физической возможности выявить все адреса неблагополучия. Нельзя молчать соседям, родственникам, сотрудникам дошкольных учреждений – в наше время люди отчего-то предпочитают не замечать чужой беды.

Светлана СТОВБУН

Детский приют

Комментарии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *